ВСЕ ТЕКСТЫ

Архитектура дворцов бракосочетания: часть 1 / Богдан Лобанов

КОЛУМНИСТЫ

Я учусь в СПбГАСУ на архитектора и изучаю советскую архитектуру во всей её многообразной однообразности! Сегодня предлагаю обсудить советскую борьбу с религией.

В СССР церкви и кладбища часто стояли на пути у градостроительных замыслов. Бульдозеры легко уничтожали физическое, но культурное было изменить не так просто. Горожане по-прежнему ходили в церковь всю жизнь: при рождении, вступлении в брак и смерти. Чтобы отобрать у церкви культурные функции, государство создало ЗАГС, морг и дворец бракосочетания. Поговорим подробнее о последнем.

Первый дворец открылся в Ленинграде в 1959 году, новую функцию дали особняку на Английской набережной. Подобно «пилоту» большинство последующих дворцов открывались в уже существующих зданиях. Специализированные проекты были исключениями, первые из них появились лишь в 1970-ые.

Типология дворцов не сложилась, малочисленные проекты внешне сильно различаются между собой. Отсутствие практики и экспериментальность проектов позволили архитекторам 1970-1980 гг. строить выразительно и смело, строить постмодернизм.

Несмотря на разные формы и планировки, у дворцов бракосочетаний можно выделить общие принципы проектирования:

  1. Разведение потоков

Принцип «вокзала» или «антиобщежития» — параллельные или соседние свадьбы не должны пересекаться в пространстве здания. В большинстве проектов встречаются отдельные зоны для входа и выхода, а иногда даже гардеробы разведены по разные стороны здания.

  1. Формотворчество

Форма здания имеет ясный узнаваемый образ, такие здания будто бы проектируются снаружи внутрь: кольцо в Алма-Ате, треугольник в Киеве, ладони в Самаре, храмы в Тбилиси и Фрунзе…

  1. Церковные мотивы

Залы во дворцах подобны базиликам: высокие потолки, главная ось, подобие нефов и кафедра с гербом вместо алтаря. Освещают молодоженов как правило узкие окна или разноцветные витражи.

Дворцы бракосочетаний, созданные в противовес церкви, так и не смогли избавиться от реигиозных образов. Но именно этот путь позволил им стать первыми ласточками постмодернизма в советской архитектуре