ВСЕ ТЕКСТЫ

Утерянные церкви / Виктория Конышкова

Привет! На связи снова Вика Конышкова, и я бы хотела продолжить тему, поднятую мной в предыдущей статье, а именно — разрушение исторических зданий, особенно в советские годы.
Конечно, с приходом новой власти архитектура стала активно использоваться «советами» как мощное средство политической пропаганды. Помимо строительства новых зданий, отражающих дух эпохи и наступающих перемен, было важно стереть из памяти людей напоминания о прошлой жизни и разорвать их связи с имперским прошлым.
В этом плане главным «корнем зла» для большевиков стала церковь: во-первых, религия и предыдущая власть, то есть император, были тесно связаны, ведь царь — помазанник божий. Во-вторых, церковь рассматривалась государством как главный конкурент в борьбе за умы людей, влияющий на их мнение и идеи.
Поэтому с церковью, а следовательно и с церковными постройками, начали расправляться: многие взрывали и сносили, а те, которым «повезло» больше, обезглавливали и разоряли, но все-таки не стирали с лица земли. В качестве дополнительной издевки над религией в зданиях бывших церквей открывали заводы, склады или бассейны.
К слову, оттепель советской власти в отношении религии произошла в годы Великой Отечественной войны, ведь, как говорят, «в окопах не бывает атеистов», но потом все вернулось на круги своя.
Надо сказать, что помимо разрушения религиозных центров, уничтожение церквей нанесло огромный урон русской культуре, для которой православие является неотъемлемой ее частью. Во многих городах уничтожались древние церкви 16–17 веков (а то и более ранние), хотя их историческая ценность неоспорима.
Основным временем церковных репрессий считаются 1930е годы, однако многие церкви были снесены уже после войны, в том числе для строительства станций метро.
Итак, что же строили на месте бывших религиозных центров притяжения? Будем смотреть на примере Москвы и Петербурга.

Храм Димитрия Солунского у Тверских ворот, Москва

Построенный в 1795 г., храм был снесен в 1934 г. во время расширения Тверской улицы, а на его месте был построен знаменитый «Дом под юбкой» (его так называли из-за того, что на его вершине стояла женская статуя). Сейчас о церкви на этом месте напоминает лишь неприметная табличка на фасаде дома.
Храм Дмитрия Солунского, разрушен в 1934 году. Москва, Белый Город, Страстная площадь (ныне Пушкинская площадь).
Дом, возникший на его месте. Москва, Тверская ул., дом 17.

Собор всей артиллерии во имя Преподобного Сергия Радонежского на Литейном проспекте, Петербург

Один из главных символов советской власти в Петербурге — здание НКВД на Литейном проспекте — также стоит на месте храма, разрушенного в начале 1930х.
Храм на Литейном. Санкт-Петербург, пересечение Сергиевской улицы и Литейного проспекта.
Административное здание, построенное на его месте

Знаменская церковь на бывшей Знаменской площади (ныне площадь Восстания), Петербург

Главный транспортный узел северной столицы — площадь Восстания — раньше выглядела совсем иначе. На месте Стеллы был памятник Александру III, ныне находящийся возле Мраморного дворца, а на месте вестибюля метро была церковь, снесенная в 1930х.
Знаменская площадь
Площадь Восстания сейчас

Спас-на-Сенной, Петербург

Как и сейчас, раньше Сенная площадь была одним из центров притяжения Петербурга, а храм на ней был одним из главных в городе. Его уничтожение — пример уже послевоенного сноса (храм разрушен в 1961 году). Важно отметить, что, снеся храм, советские власти разрушили целый архитектурный ансамбль. Например, архитектор Александр Лишневский, являющийся автором проекта дома Городских учреждений, находящегося рядом, ориентировался на эту церковь при строительстве, создав у своего дома шпили, вступающие в диалог с навершиями церковных куполов. Сейчас, конечно, эту мысль зодчего уже никто не может оценить.
Спас-на-Сенной, 1960 г.
Место, где была церковь, в наши дни

Церковь Успения Пресвятой Богородицы на Покровке, Москва

Эта ажурная церковь в стиле барокко когда-то была любимым храмом Достоевского, однако даже этот факт не смог спасти ее от сноса во время расширения проезжей части на Покровке, поэтому церковь была уничтожена в 1936 году.
Церковь на Покровке, вид с крыши здания напротив
Постройка на ее месте в наши дни
Список утраченных шедевров храмового зодчества, как вы понимаете, можно продолжать почти бесконечно. Если в Москве иногда бывает трудно догадаться, что на месте того или иного дома был храм, то в Петербурге это можно определить почти наверняка: в четко распланированной структуре города церкви являлись архитектурными доминантами, поэтому их потеря была особенно ощутима.

Так или иначе, массовый снос церквей — уже свершившийся исторический факт. Сейчас набирает обороты движение по восстановлению разрушенных храмов, однако не утихают споры о том, насколько это правильно или целесообразно.