ВСЕ ТЕКСТЫ

Дома Адольфа Лооса и Людвига Витгенштейна

Время чтения: 5.5 мин
Сегодня хотим рассказать вам сразу про 2 дома, один – архитектора Адольфа Лооса, другой – философа Людвига Витгенштейна, причем оба проекта были созданы самими владельцами. Эти здания — свидетельства культурного феномена многолетнего диалога Лооса и Витгенштейна. Но для начала предлагаем немного погрузиться в контекст.
В своё время Витгенштейн уделял много времени изучению лингвистических головоломок. Он говорил: «То, что вообще может быть сказано, должно быть сказано ясно; о том же, что сказать невозможно, следует молчать.»

Комментируя Хайдеггера, он отсылался к нему скорее с критикой. "Остров бытия, который омывается бесконечным океаном ничто...", в котором все, что брошено, "...будет растворено в его воде и уничтожено" – такую метафору как отправную точку в своих рассуждениях о "Ничто" бессознательно использовал Хайдеггер. Витгенштейн считал, что такая метафора довольно путанная и не может быть основой к дальнейшим рассуждениям мыслителя.

Эта конструкция похожа на устойчивый оборот, обычно бессмысленный и рудиментарный. Он добавляет "неработающее колесо к механизмам нашего языка".

Необходимость сопровождать наши слова устойчивыми оборотами действительно является требованием стиля, который каждый раз обуславливается культурным контекстом. Похожим образом, ничего не добавляя логике повествования, существует декоративный орнамент в современной архитектуре. В определенные периоды на антаблементах гражданских зданий можно было встретить букрании, хотя в тех местах никто не приносил в жертву быков, а с античностью эти строения разделяло около 2000 лет. Пример другого качества можно увидеть в работе современных архитекторов и дизайнеров, любящих останавливать движения линий для артикуляции их завершения. Засечки на чертежах – зачем подчеркивать то, что и так очевидно?
Здесь можно вспомнить про Адольфа Лооса и его эссе «Орнамент и преступление», в котором он призывал очистить материальную культуру от нефункционального орнамента. Критика Лооса была направлена на устаревшие орнаменты тех культур, в которых они больше не выполняют свою функцию. В современной цивилизации они превращаются в то самое «неработающее колесо». Как он говорил: «Мы все еще предпочитаем орнамент, а пора бы уже научиться ценить материал.»

То, что существует такая удивительная параллель между принципами Лооса и Философией Людвига — неслучайно. Витгенштейн говорил, что он перенял у Лооса линию мышления, к тому же они были в приятельских отношениях.

Предлагаем посмотреть на два дома нетривиальных личностей и увидеть, насколько они на первый взгляд похожи и какие, в сущности, разные.
Сестра Людвига Витгенштейна Маргарет решила построить в Вене городской дом для семьи. Для этого она пригласила архитектора Пауля Энгельмана, ученика Адольфа Лооса. Но Людвиг высказал желание участвовать в проектировании. В период с 1927 по 1929 год философ захватил процесс проектирования, вникая в каждую деталь, и разработал в этом доме практически всё от концепции до предметов фурнитуры.

Витгенштейн задумал создать нечто, в сущности, идеальное. Он придерживался принципов Лооса: функциональность, минимализм, честность материала и отсутствие "украшательства". Финансовых ограничений не было, что привело к пагубному перфекционизму. Дверные ручки и металлические оконные рамы были выполнены по специальному заказу. Ковры и занавески были запрещены. Философ также придумал уникальную систему отопления.

Он сам создал логичные планировки этажей с удачным функциональным зонированием, работая в пропорциях 3:1, 3:2, 2:1.

Однако дом получился категорически безэмоциональным и излишне математическим. Его сестра говорила так: “Хотя я восхищалась этим домом, я всегда знала, что не хочу и не могу жить в нем сама. Он действительно казался скорее жилищем для богов, чем для такого маленького смертного, как я, и поначалу мне даже приходилось преодолевать слабое внутреннее сопротивление этому".

Уже спустя много лет Витгенштейн говорил, что зданию недостает здоровья и что у его архитектуры хорошие манеры, но в ней нет исконной жизни.
Чтобы понять, насколько верны слова философа о своём творении, предлагаем взглянуть на иконическую постройку Адольфа Лооса — Мюллерову Виллу. Она построена в соответствии с теми же пуристскими принципами, что и вилла Витгенштейна, но крайне удачна как технически, так и художественно.
Это здание имело революционный облик для своего времени. Условная форма куба отличалось эмоциональностью за счёт удачной композиции жёлтых окон и общих пропорций.

Адольф Лоос был профессиональным архитектором. В этой вилле он реализовал свою концепцию Raumplan, суть которой заключается в создании интересного пространственного лабиринта, обусловленного разной конфигурацией комнат. Снаружи это всё тот же единый объём, смотря на который планировка не считывается.

"Для меня нет первого этажа, второго этажа и т. д. Для меня есть только смежные, непрерывные пространства, комнаты, прихожие, террасы... истории сливаются, а пространства связаны друг с другом."

В проекте развит ландшафтный аспект. Здание стоит на участке с перепадом в 11 метров, что позитивно сказалось на развитии сложного пространства внутри дома. Из окон открываются ключевые виды на Прагу. Самое большое окно выходит на чистый пейзаж по направлению от центра города.

При заложении фундамента была совершена ошибка. Лоосу пришлось адаптировать план. Но именно борьба с подобными сложностями научила его оттачивать форму в процессе работы. Витгенштейн же был очень богат и ему не надо было преодолевать такие трудности. С его одержимостью к идеальности здание было как-бы сразу срежиссировано и не смогло принять на себя отпечатки стихийности.

Философия обоих домов имеет схожие основы. Однако их сравнение демонстрирует принципиальные отличия.